Пресс-релиз к фильму «Паранормальные»

3317

Кинопрокатная компания «WORLD PICTURES» представляет фильм — победитель первого Международного кинофестиваля фильмов  ужасов «Хоррор Фест»
Оригинальное название: De uskyldige
Режиссер: Эскиль Вогт
Продюсеры: Мария Экерховд, Джессика
Балак, Дэйв Бишоп и другие
Авторы сценария: Эскиль Вогт
Оператор: Стурла Брандт Грёвлен
Композитор: Песси Леванто
Страна: Норвегия, Швеция, Дания,
Великобритания, Франция, Финляндия
Год: 2021
Жанр: ужасы, драма, фантастика
Продолжительность: 117 минут
Возрастной рейтинг: 18+
В ролях: Ракель Ленора Флоттум, Алва
Бринсмо Рамстад, Сэм Ашраф, Мина
Ясмин Асхэйм, Эллен Доррит Петерсен,
Мортен Свартвейт, Кадра Юсуф

В кинотеатрах России – с 3 февраля 2022 года

Трейлер

Кадры

фильм 2022

фильм новый

фильм паранормальные

 

Синопсис

Семья девятилетней Иды переезжает. Гуляя во дворе, девочка знакомится с соседским мальчиком Бэном и девочкой Аишей. Дети обнаруживают, что обладают сверхъестественными способностями, и пока взрослые не видят, они исследуют свои новые умения. Однако вскоре невинная игра принимает неожиданный оборот, провоцируя странные и мрачные события.

О фильме

Мистический хоррор о детях, которые учатся обращаться со своими сверхъестественными способностями, главные роли в котором исполнили актеры-дети.
Мировая премьера фильма состоялась в секции «Особый взгляд» Каннского кинофестиваля. «Паранормальные» получил 6 наград и 4 номинации на различных международных кинофестивалях, в том числе премию Европейской киноакадемии лучшему звукорежиссёру на European Film Awards, приз в номинации лучшая режиссура на Fantastic Fest в США, приз на фестивале Ситжесе в Испании, два приза на кинофестивале в Страсбурге во Франции и другие награды.

В России фильм получил главный приз первого международного кинофестиваля фильмов ужасов и триллеров «Хоррор-Фест», который прошел в Москве, Петербурге, Новосибирске, Екатеринбурге, Казани в декабре 2021 года. «В силу своего характера я был далек от хоррор-фильмов до этого события, я довольно боязливый зритель. Но фестиваль разделил мою жизнь на до и после в смысле восприятия того, какой может быть картина в этом жанре.

Лучший фильм «Хоррор Феста» – «Паранормальные». Эта картина доказала, что в жанре хоррора могут быть сильные авторские картины», —
прокомментировал выбор фестиваля глава жюри, актер и режиссер Данила Козловский.

СМИ о фильме

«Получивший приз зрительских симпатий в секции «Fanomenon» на Международном кинофестивале в Лидсе, этот фильм прекрасный, милый, шокирующий и ужасный одновременно».

Allhorror

«Увлекательный, серьезный хоррор для взрослых, ставящий под вопрос наши представления о невинности и зле».

Magasinet Liv

«Страшный, красивый и осмысленный».

Ekko

«Первоклассный фильм ужасов».

Information

«Крепкий сюжет, захватывающая игра актеров и реалистичные персонажи, в целом, тревожное и непростое кино Эскиля Вогта не для невинных».

Emma Kiely, TheUpcoming

«Безумный, необычный и удивительно провокационный».

DR Filmland

Интервью с Эксилем  Вогтом

Как появилась идея фильма?

У меня есть дети и я был свидетелем их неуклюжих попыток разобраться в мире. Эти наблюдения вызвали во мне мои собственные детские воспоминания. Не важные моменты, а просто случайные воспоминания. И я понял, насколько радикально другими мы были в детстве, на сколько сильнее были чувства, на сколько мы были открыты и даже как по другому ощущали время.

Я снова попытался попасть в это пространство. Это было восхищение, которое вы испытываете, когда наблюдаете за своими детьми, особенно когда они не знают, что вы рядом. Как будто ты идешь в школу, чтобы забрать их, и ты видишь их раньше, чем они увидят тебя. И они не такие, какие они с тобой. У них есть тайная жизнь. Я подумал, что это очень интересное пространство, которое можно изучить.

Взрослым трудно по-детски посмотреть на мир, как этого добились вы?

Я старался учиться у своих детей. И я пытался вспомнить, как это было быть ребенком в местах, где я рос. Мы часто переезжали, когда я был ребенком, так что были разные периоды. Я помню один период, когда мне было, вероятно, пять или шесть лет, мы жили в огромном жилом доме, рядом с лесом (это типично для Норвегии), и я помню, как бродил по коридорам или шел по лесу.

Легко вспоминать детство с ностальгией, как будто это было всегда счастливое время, но это также и очень страшное время, потому что тогда было так много неизвестного. Ты многого не знаешь, и у тебя такое потрясающее воображение. Многие вещи кажутся реальными. Поэтому во взрослой жизни мне никогда не было так страшно, как в детстве.

Вы наблюдали за другими детьми, кроме своих?

Да, я разговариваю с детьми каждый день (смеется). И у нас был очень долгий и тщательный процесс кастинга и работы в течение полутора лет перед съемками. Часть этого процесса заключалась в том, чтобы проверить, есть ли у детей, которых мы пригласили на съемки, богатое воображение, потому что это помогло бы нам.

Используя разные упражнениям, мы получили некоторые действительно интересные представления об их мышлении. Например, мы показывали одинаковые фотографии разным детям, и они должны были сочинить свою историю. Это раскрывало их воображение и их внутренний мир. Это был захватывающий процесс, и я уверен, что он во многом обогатил фильм.

Детям в фильме от 7 до 11 лет, что особенного в этом конкретном периоде детства?

Когда детям исполняется 12 лет, они уже похожи на подростков, они одной ногой в подростковом возрасте, открывают свою сексуальность. Это может быть захватывающая тема, но это не тема этого фильма. Я хотел посмотреть на детство как на период перед тем, как дети становятся взрослыми. Оно более зыбкое, более волшебное.

Главные в фильме – актеры-дети. Если бы они не смогли хорошо сыграть, фильм бы провалился. Вы, как для режиссер, нервничали из-за этого?

Да, я очень переживал из-за этого. Мы знали, что, если это не получится, у нас не будет фильма. Мы долго искали детей, и кастинг-директор Кьерсти Полсен очень много работала с детьми на кастинге, а также до и во время съемок. Обычно, когда вы выбираете ребенка на роль, вы хотите, чтобы он был похож на взрослого актера, или вы представляете девочку принцессу с длинными светлыми волосами. Кьерсти сказала, что если мыслить так, мы будем игнорировать талантливых детей, которые не соответствуют нашим предвзятым представлениям. Как у сценариста, у меня были представления, какими эти персонажи должны быть, но я постарался отложить их в сторону и просто найти замечательных интересных детей. И тогда я бы мог опираться на них в сценарии. В итоге мы изменили пол и этническую принадлежность многих персонажей, чтобы они соответствовали талантам.

Сюжет довольно непростой, как вы рассказали его детям?

Я знал, что, если я усажу их и расскажу им историю от начала до конца, будет слишком много информации. Но у меня было одно правило: я отвечал на все их вопросы честно, поэтому в ходе работы над фильмом они постепенно узнавали все, что происходит с их персонажем. Но, конечно же, родители знали о фильме все до того, как мы предложили роль их детям.

В работе с детьми вы не использовали технику: «Представь, что твоя собака сейчас умирает, и заплачь для этой сцены»?

Дети работали со своими эмоциям, как это делают настоящие актеры. Мы долго работали с ними, так чтобы дать им инструменты настоящих актеров. Мы говорили об основных эмоциях, которые понадобятся персонажам, а затем проводили с ними мастер-классы. Или мы могли попросить их представить что-то на их взгляд страшное, чтобы они осознали свою реакцию. Мы могли сказать им, например: «Обратите внимание, как учащается ваше дыхание, когда вам страшно». И могли использовать это в дни съемок.

Расскажите о визуальной составляющей фильма?

Одной из основных причин, по которым я хотел работать с оператором Стурла Брандт Грёвлен, было создание чувства, что зритель находится там вместе с детьми. Стурла так хорошо работает с актерами, вы как будто действительно становитесь частью группы, камера интересуется теми же вещами, что и дети. В детстве вы берете предметы и рассматриваете их. И я хотел, чтобы камера делала то же самое.

Мы со Стурла знали, что нам нужны все эти крупные планы, хотя они и не так важны для сюжета. Я думаю, что именно эти детали, рука, ковыряющая корку, прикосновение пальца к песчинке, могут пробудить в вас воспоминания из детства.
Мне очень нравится противопоставление крупных планов и широкоугольной съемки — большинство фильмов застревают на середине, и в них нет ощущения места и настоящих чувств.

Мы хотели контраст, показать большие многоквартирные дома и лес. Когда ты рядом с детьми, ты в их мире, ты принимаешь их реальность. А потом переходишь к общему плану, как и взрослый может пройти мимо и толком не понять, что происходит.
Чтобы оказаться в мире детей, нам нужны были яркие цвета и естественные тона кожи. Обычно в фильмах ужасов вы пытаетесь приглушить тона — почти черно-белые — и у вас есть темные тени и белые тона кожи. Но мы хотели, чтобы цвета были теплые и естественные.

Поскольку действие происходит летом, это означало, что нам нужно было избегать некоторых клише фильмов ужасов. Кроме того, поскольку летом солнце в Норвегии садится примерно в 10 часов вечера, дети в фильме ложились спать раньше! И мы должны были сделать солнечный свет страшным.

Но мы старались не теряться в реалистичности. Мы также хотели удалить много современного «шума», чтобы все в кадрах выглядело немного более образным и простым.

Вдохновлялись ли вы другими фильмами во время работы?

Когда у меня появилась идея, я почувствовал, что это то, чего я раньше не видел. Но когда я рассказывал о проекте, звучало так, как будто это типичный фильм, в котором дети обнаруживают, что у них есть какие-то способности (смеется). Я не смотрел другие фильмы во время работы, потому что знал, что мы играем в другую игру. Я посмотрел некоторые фильмы, чтобы получить представление о том, как играют актеры-дети. Например, «Дух улья» и «Понетт» — то кино, которое получилось создать с пятилетним ребенком, дало мне надежду на мой фильм. Если у вас есть ребенок, который действительно играет, а не просто повторяет реплики, результат может быть экстраординарным. Также источником вдохновения послужила японская манга «Дому» Кацухиро Отомо.

Как далеко вы хотели уйти в жанр ужасов?

Я не собирался создавать просто фильм ужасов, я не использую законы жанра, как инструмент при написании сценария. Мой основной принцип: если мне это нравится, если я верен тому, что считаю интересным, если есть человеческая драма, поэтические детали, саспенс или что-то в этом роде, то это будет гармонично. Но опять же, я большой поклонник фильмов ужасов. Меня немного задевает этот ярлык «возвышенного жанра», потому что я не думаю, что этот жанр нуждается в возвышении.

Есть так много интересных фильмов ужасов. Если мне говорят, что я снял фильм ужасов, я считаю, что это комплимент, потому что я хотел, чтобы фильм был страшным. Хорроры должны быть визуальными, и мне, как режиссеру нравится двигаться в этом направлении, потому что вам нужно визуальное повествование, вам нужны знаковые образы, вам нужно все это, чтобы работать. Мне очень понравилось исследовать это направление.

Что, по вашему мнению, зритель вынесет из фильма?

Я много думаю о зрителе, когда снимаю фильмы, особенно такие, как этот. Хочется создать что-то такое, что заставит зрителя сидеть на краешке кресла и замирать во время просмотра. Но что меня особенно радует, после просмотра фильма люди говорят о волшебстве собственного детства. Я хочу, чтобы они вспомнили свое детство, вспомнили, как они искали границу между добром и злом, ведь почти у каждого есть воспоминания об этом.

Я был бы рад, если бы фильм смог разбудить забытые воспоминания детства и заставить зрителей пережить некоторые из них заново, и оставить их себе.

Понравился пост? Поделись с друзьями!

Rate this post

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here